муниципальное бюджетное учреждение "Централизованная библиотечная система" г. Новороссийска

«На таманском рубеже». К 100-летию со времени героического похода Таманской армии(Железный поток) (1918 г.) через районы, занятые Добровольческой армией.

Поход Таманской армии (август — сентябрь 1918) — переход части войск Красной армии Северного Кавказа (Таманской армии) из района Таманского полуострова вдоль черноморского побережья на Туапсе и далее вдоль линии Армавир-Туапсинской железной дороги на соединение с главными силами.

Новороссийск

«Пройдут года, дожди и ветры смоют
Кровавый след на склонах и песках,
Но подвиг ваш, таманские герои,
Бессмертен в человеческих сердцах»

Эти слова высечены на гранитном постаменте обелиска героям «Железного потока», воздвигнутого в Темрюке в 1958 году, к 40 — летию Таманского похода.
Летом 1918 года, оказавшись окружёнными на Таманском полуострове контрреволюционным казачеством, немецкими оккупантами и отрядами грузинских меньшевиков, разрозненные красноармейские части и отряды объединились в Таманскую армию.
Эта поначалу стихийная человеческая масса, одержимая собственническими анархистскими настроениями, постепенно трансформировалась в организованную революционную колонну, которая, по образному сравнению самих таманцев, «Железным потоком» сметала на своём пути все преграды, пробиваясь на соединение с главными силами Красной Армии Северного Кавказа.
1000 километров прошла 60-ти тысячная колонна таманцев. Их путь с тяжёлыми боями пролёг от приазовских плавней по плодородным полям Кубани, вдоль скалистого берега Чёрного моря, через Главный Кавказский хребет, безводные ставропольские и калмыцкие степи, по сыпучим астраханским пескам, до великой русской реки Волги.
Таманцы проявили беспредельную стойкость, революционный энтузиазм и бесстрашие. Штыком и гранатой, лихими кавалерийскими атаками они громили врагов, пытавшихся остановить их могучий людской поток.
Прорвав вражеское кольцо окружения и воссоединившись с главными силами Красной Армии Северного Кавказа, таманцы спасли десятки тысяч трудящихся Кубани и Черноморья, ушедших вместе с армией.
Волнующей легендой вошли таманцы в историю Гражданской войны. Сметающую все преграды на своём пути колонну белогвардейцы именовали – «туапсинской». Сам же народ назвал этот беспримерный по трудностям марш – «железным потоком».
Звание «таманец» долгое время было почётным среди воинов, сражавшихся на Северном Кавказе. Бойцов Таманской армии отличали высокая боеспособность и дисциплинированность. Массовый героизм и боевая доблесть таманцев были высоко оценены Советским правительством.
Именно эта героическая эпопея таманского похода и была положена в основу классического произведения советской литературы – повести А. С. Серафимовича «Железный поток», герои которой много лет волнуют сердца миллионов читателей.
Известно, что прототипом главного героя Кожуха явился командир 1-й Таманской колонны, прославленный герой Гражданской войны Епифан Иович Ковтюх.
В образе моряка Смолокурова выведен первый командарм Таманской Армии – Иван Иванович Матвеев, в образе Селиванова — заместитель командарма 1-й Таманской колонны Марк Васильевич Смирнов, а прообразом начальника штаба армии явился Георгий Николаевич Батурин.
Но что же послужило причиной тем легендарным событиям?
С целью объединения сил трудящихся Северного Кавказа 1-й съезд Советов Северного Кавказа, прошедший в июле 1918 г. в Екатеринодаре, провозгласил создание единой Северо-Кавказской области, куда вошли Кубано-Черноморская, с административным центром в г. Туапсе, Ставропольская и Терская республики.
В августе 1918 г. пламя войны разгорелось особо жарко. На Тамани началась открытая военная интервенция.
С 16 на 17 августа 1918 г., поддержанные кубанскими казаками, не встречая особого сопротивления, войска Деникина вошли в Екатеринодар. На Черноморском побережье велись бои против грузинских меньшевиков и немцев. Зашевелилась контрреволюция в Майкопе. Кубано-Черноморская республика, лишённая связи с центром, без надёжного тыла, оказалась в огненном кольце.
Красная армия, отходя к Армавиру, оставила в тылу врага на Таманском полуострове огромную группу войск. Их связь с главным штабом была потеряна окончательно. Их считали погибшими, так как знали, что «деникинцы» и примкнувшие к ним казаки не оставляли в живых никого, кто сотрудничал с большевиками.
К 25 августа 1918 г., слившись в единый поток, таманские части скопились в районе станицы Верхнее-Балканской (станция Тоннельная). Кроме многотысячной массы войск здесь собралось до 20 тысяч, запуганных зверствами белых, беженцев, со своими детьми, домашним скарбом, громоздким обозом. Среди них распространялись различные провокационные слухи, которые доходили до войск, вызывая панику и смятение. Навести порядок было очень трудно.
После митинга и совещания командиров приняли решение прорываться к своим. Все части объединили в единую Таманскую армию во главе с моряком Иваном Матвеевым. Организационно армия разделялась на три колонны.
Командующим 1-й (авангадной) колонной стал Епифан Ковтюх.
Отличительным знаком своих бойцов Епифан Иович Ковтюх сделал нарукавную нашивку красного цвета в виде треугольника. В приказе подчеркивалось, что «это отличие нужно для того, чтобы заслужившая себе своими подвигами, дисциплинированностью и порядком популярность Таманская армия отличалась от прочих полков и других советских армий».
«Пусть враг и мирный обыватель знают, что есть Таманская армия, для которой нет отступления, ей не страшен враг, и что ее назначение — идти вперед, не считаясь ни с чем. Ни один красный угольник на левой руке не должен оставаться сзади…»
В 5 часов утра 26 августа таманские отряды были уже в Новороссийске. За войсковыми частями тянулись обозы беженцев. Общая численность трёх таманских колонн составляла около 27 тыс. штыков, 3500 сабель и 15 орудий разных калибров. Запасы продовольствия кончались.
Обоз беженцев был переполнен раненными и детьми. Новороссийск, через который спешно проходили таманские части, контролировался с моря и с воздуха немецкими и турецкими интервентами. Над городом часто появлялись немецкие гидросамолёты.
Отсутствие единого командования у отходящих войск таманцев дало о себе знать с первого дня. Тем не менее, шаг за шагом они пробивали себе путь в тылу врага…
Длинной лентой растянулись таманские полки по извилистому приморскому шоссе, ведущему к Геленджику. Бесконечной вереницей двигались за ними многочисленные обозы беженцев. На подводах, гружённых детьми и стариками, всё больше появлялось раненых и больных из новороссийских госпиталей.
Никто – ни враги, ни свои – не знали, что это за армия. Белогвардейцы считали, что «идёт вооружённая банда, перевозящая большие ценности». В одном из донесений белых в генштаб были такие строки: «Туапсинская колонна, численностью до 20 тысяч штыков, состоит из матросов и пленных немцев». Да и в штабе большевиков о них были ложные сведения. Таманцев-то считали погибшими! Бывший начальник штаба Таманской армии Г. Батурин вспоминает: «Из рассказов больных, отставших от Красной армии, встречавшихся нам в освобождённых городах, мы узнали, что в войсках ходят слухи, что идут какие-то меньшевики или матросы с немцами, которые бьют всех – и кадетов, и большевиков. По другим словам – это анархисты. Дошло до того, что стали ходить легенды о какой-то «чёрной хмари», уничтожающей всё на своём пути».
С особыми трудностями продвигались части I-й таманской колонны под командованием Е. И. Ковтюха. Впереди них, то и дело преграждали путь конные отряды грузинских меньшевиков, с моря колонну таманцев обстреливала морская артиллерия интервентов, а со стороны гор и ущелий совершали набеги и устраивали засады белогвардейцы. Свернуть было некуда; справа – море, а слева – крутые отроги гор. Положение таманских частей было предельно сложным. Обозы, в которых ехали раненые и больные, а также семьи многих красноармейцев, перемешались со строевыми частями. На ящиках со снарядами нередко можно было видеть женщин с малолетними детьми. Напрягая все силы, без отдыха, I-я колонна с боем прошла Геленджик и двинулась дальше на Туапсе.
А тем временем, 27 августа 1918 г., в Геленджике совещание командно-политического состава таманских частей положило начало существованию Красной Таманской армии, как организованному воинскому объединению, управляемому одним командованием.
Уже на третий день марша иссякли продукты. Люди вынуждены были голодать. Несмотря на голод, усталость, отсутствие обмундирования и боеприпасов, боевой дух таманцев укреплялся с каждым днём, и даже с каждым часом, – вспоминают об этих днях участники похода.
Всё выше в горы уходила дорога. Тяжело было преодолевать её крутые подъёмы, спуски и частые повороты с множеством выбоин, когда днём нещадно жарило солнце, а ночью одолевал холод и голод. Но ещё труднее было сломить сопротивление противника на Михайловском перевале, у селений Пшада, Архипо-Осиповка, Джубга…
Почти ежедневно арьергардным частям приходилось вступать в бой с противником.
Благодаря стремительным и слаженным действиям всех колонн Таманской армии, преодолевались на пути одна преграда за другой, одерживались блестящие победы над врагом.
Таманцы были преисполнены решимости преодолеть любые преграды, чтобы скорее выйти в плодородные кубанские степи, и соединиться с главными силами Красной армии Северного Кавказа.
Переход требовал нечеловеческих моральных и физических сил. А впереди была ещё основная преграда – Агойский перевал.
Атаковать вражеские позиции здесь можно было только с одной стороны – по небольшому узкому ущелью, где шла дорога. Но здесь белогрузины сосредоточили огонь всех своих батарей. Заняв выгодные позиции, противник мог простреливать все серпантины горного шоссе, идущего через перевал и встретил таманцев артиллерийским огнём ещё на дальних подступах к перевалу 31 августа 1918 года.
Вечером чернота ночи быстро поглотила и горы, и скалы, и глубокое хоть и короткое урочище у перевала. Это изогнутое предперевальное ущелье, по которому идёт дорога к Агойскому перевалу, в давние времена не случайно именовалось – «Тыкунаще», что в переводе означает – «Кривой курок». Небольшая долина в начале этого ущелья — напротив современной автозаправочной станции (ныне застроенная дачами) носила название – «Шекож».
Участники «таманского» похода вспоминают: «(…) Ещё было видно, как по брустверу ходит часовой, такой же бархатно-чёрный, как и всё в этой бархатной черноте. Он медленно ходил, делая десять шагов в одну сторону, затем плавно повернувшись, шёл в другую. Невидимый отвесный обрыв вселял ему спокойствие и уверенность в непроходимости, и полной безопасности позиций. Неудержимо клонило ко сну (…)». Но не спали таманцы. Решено было начать штурм укреплённого Агойского перевала в ночь на 1 сентября 1918 г.
В ту ночь перед ними на переднем плане чёрной бездной лежал дремучий лес, за ним круто вверх уходил осыпной подъём к перевальной дороге, а дальше… «словно смерть», призраком вздымалась белёсая стена отвесных скал.
Стоя здесь, можно представить и путь таманцев к перевалу.
Узкая аллейка с асфальтовой дорожкой выводит от смотровой площадки к автотрассе. У шоссе на перевале, доблестным таманцам — людям из «Железного потока», высится памятник. Он построен по инициативе комсомольцев Туапсинского района и проекту группы студентов Ленинградского инженерно-строительного института под руководством студента (в то время) Владислава Соколова и архитектора г. Туапсе Л. И. Гаревского. А установлен здесь, на ключевом участке пути таманцев, 1 сентября 1968 года, в честь 50-летия со дня их блестящей победы над врагом.
На бетонных стенах мемориала начертаны слова: «Легендарная таманская армия в сентябре 1918 года победоносно громила на Агойском перевале белогвардейские полчища».
«Железный поток» прошёл через эти горы. Люди боролись и умирали за Советскую власть. Дела и подвиги их навсегда останутся в памяти благодарных потомков».
Потери таманцев при штурме перевала и взятии города Туапсе были незначительные – всего несколько человек убитыми и ранеными. В то время как белогрузинская дивизия, численностью до десяти тысяч штыков и сабель, была разбита полностью. Одновременно был разгромлен действовавший совместно с белогрузинами казачий отряд полковника Морозова.
Таманцы проявили исключительное бесстрашие и героизм.
Победа под Туапсе ещё более подняла морально-боевой дух таманцев. Захватив большие трофеи (16 артиллерийских орудий, 6 тысяч снарядов, 10 пулемётов, 300 тысяч патронов и много другого ценного имущества), таманцы значительно пополнили свои боезапасы.
Разгром дивизии белогрузин и освобождение Туапсе – крупного портового города на Чёрном море и важного узла коммуникаций — вселил в сердца таманцев уверенность в скорой и окончательной победе над белогвардейщиной, влил новые силы в боевые ряды Таманской армии.
В Туапсе после шестисуточного, насыщенного боями марша, голодные и измученные, советские воины смогли, наконец, поесть горячую пищу, помыться, почистить обмундирование и обувь.
В 1920 году, идя по уже знакомой дороге, Таманская дивизия в составе 9-й армии, прошла вновь, окончательно устанавливая Советскую власть в Черноморье. 8 апреля 1920 года был освобождён Туапсе, а к 15 апреля 1920 года освобождены Джубга, Лазаревское, Красноалександровский (Калеж), Сочи… Кубань стала свободной!

Список Литературы

  1. Воротов, В. 500 километров подвига. К 55-летию похода Таманской армии [Текст] / В. Воротов // Новороссийский рабочий. — 1973. — 1 сент.
  2. Гарин, К. Герои «Железного потока» [Текст]: о памятнике Таманской армии / К. Гарин // Новороссийский рабочий. — 1977. — 16 фев.
  3. Горлов, В. Ветераны железного потока [Текст] / В. Горлов // Новороссийский рабочий. – 1974. — 10 нояб.
  4. Клейменов, К. Железный поток. К 40-летию легендарного похода Таманской армии [Текст] : о новороссийцах, участниках железного потока / К. Клейменов // Новороссийский рабочий. — 1958. — 27 авг.
  5. Кореньков, П. В строю «Железного потока» [Текст] / П. Кореньков // Новороссийский рабочий. — 1977. — 3 марта.
  6. Лапин, Е. Поток, ставший легендой: несколько фактов о романе «Железный поток» и его авторе / Е. Лапин // Новороссийский рабочий. — 2013. — 18 янв. -С. 15.
  7. Федин, А, У истоков «Железного потока». К 45-летию Таманской армии [Текст] / А, Федин // Новороссийский рабочий. — 1963. — 27 янв.
  8. Шкапенюк, З. По маршруту мужания. Стартовала комсомольско-молодежная экспедиция «Железный поток» [Текст] / З. Шкапенюк // Новороссийский рабочий. — 1987. — 28 июля.

Комментирование закрыто