муниципальное бюджетное учреждение "Централизованная библиотечная система" г. Новороссийска

«Из истории Константиновского укрепления» (К 160-летию со дня закладки Константиновского укрепления на месте разрушенного Новороссийского (1858 г.))

Время диктовало свои условия: Черноморская береговая линия, упраздненная во время Крымской войны (1853-1856гг.), возобновлена не была, из существующих прежде пунктов заняты только те, которые имели особое значение, и где положение наших войск совершенно стало отличным от того, каким оно являлось в первой половине XIX века.
20 апреля 1858 г. в северо-западной части Цемесской бухты произведена высадка десантного отряда, состоящего из батальона пехоты, 7 орудий и 4 азовских баркасов, экипированных всем необходимым для первоначального обустройства, месячным продовольственным запасом и одним комплектом боевых зарядов и патронов. Переброска десанта производилась из Анапы на военных корветах «Рысь» и «Зубр», шхунах «Салгир», «Пицунда» и «Псезуапе». Полковник, командир польского отряда добровольцев, прибывший в начале второй половины XIX века в Черкесию для оказания сопротивления русским войскам и помощи горцам в борьбе за независимость Теофил Лапинский сообщает: «19 апреля пришло известие, что неприятельская флотилия из семи пароходов вошла в гавань Суджук и высадила на берег войска, которые собираются занять бывшую крепость. 20-го апреля я в со¬провождении приблизительно 200 всадников обследовал расположение врага. Русские высадили на берег два батальона пехоты и четыре орудия и заняли находящиеся еще в хорошем состоянии укрепления старой крепости. …Я решил 21-го утром напасть на неприятеля и попытаться расстроить его ряды, прежде чем он утвердится в Суджуке, так как оккупация этого места, связанная с движением неприятеля из возведенной в прошлом году крепости Хотокай, отрезала бы натухайцев от шапсугов и поставила бы независимость этого края под вопрос…».
Нам трудно судить, чья информация о степени сложности строительства Константиновского укрепления на руинах предшествующего Новороссийского более объективна. В деле о занятии русскими войсками восточного побережья Черного моря в 1856-1857 гг. содержался рапорт командующего Отдельным Кавказским Корпусом военному министру (от 25 августа 1856 г.) об отмене занятия в 1856 г. Новороссийска и о затруднениях при возведении и проектировании нового укрепления вместо разрушенного в Суджукской бухте. В частности, там отмечается, что «Новороссийск на Суджукской бухте разорен до основания…».
Любопытно обнаруженное в ходе исследования письмо начальника Главного штаба кавказской армии от 4 марта 1858г. к наказному атаману Черно¬морского казачьего войска Г.И. Филипсону:
«Господин Главнокомандующий и ныне не считает нужным отступать от прежнего Вашего предположения относительно значения и размера, какие намеревались вы дать укреплению Константиновскому. Оно отнюдь не должно иметь значение портового города и чем меньше оно, чем меньше требует гарнизона для обороны, тем будет лучше».
После оценки обстановки и проведения соответствующей рекогносцировки местности генерал-лейтенант Г.И. Филипсон отдал приказ на строительство Константиновского укрепления на месте бывшей Новороссийской крепости. С высадкой десанта началось строительство различных необходимых для укрепления объектов. Предварительно разрабатывались и утверждались планы и чертежи сооружений. Исходя из имеющегося плана укрепления 1868 г., можно утверждать, что Константиновское укрепление с момента основания и до последних лет своего существования включало в себя следующие объекты: церковь (20×14м); госпиталь; казармы для нижних чинов; двухэтажный больничный флигель; кухню и пекарню; пороховые погреба; дом, занимаемый смотрителем госпиталя, и кухню; дом главного лекаря; строение, занимаемое инженерным офицером; строения, занимаемые воинским начальником; флигель для госпитального чиновника; пороховой сарай; баню; отхожие места; каменную гауптвахту. Крепость имела трапециевидную форму. Западная и северная часть обнесена высокими каменными оборонительными стенами выстой в 9 футов (2,7м), общей протяженностью 290,5 саженей (581м). Продолжением оборонительных стен являлась тыльная часть казарм, которые замыкали общий контур крепости. Для её защиты строились капониры высотой 7 футов (2.1м), общей длиной 83,5 саженей(166м), 4 люнета, из которых 3 были выполнены из камня на известковом растворе, 4-ый — сложен из камня насухо без вяжущих средств8. Имеющийся план крепости выполнил кондуктор Николаев и утвердил начальник инженерных войск Кавказского военного округа генерал-майор Е. П. Рерберг. В ходе исследования обнаружено два чертежа существовавших каменных оборонительных казарм под железной крышей для помещения больных Константиновского госпиталя, разработанных Кубанской инженерной дистанцией. Проекты чертежей подготовил местный инженер подпоручик Голавачевский. Поданы на утверждение начальником Кубанской инженерной дистанции во¬енным инженером подполковником Черевичко. Следует учитывать, что из-за отсутствия необходимых строительных материалов на северо-западном побережье Кавказа, правительство очень часто прибегало к приобретению их в районе Керчи. Об этом в своё время Т. Лапинский писал: «Крепости по берегу были построены гораздо основательнее, чем на границе; расходы, которые русское правительство употребило для их сооружения, были огромны. Строительный материал был привезен морем из Крыма, и можно считать, что каждый камень стоил правительству 50 копеек серебром».
В своих публикациях генерал Н.И. Вишневецкий приводит любопытный факт из истории Константиновского укрепления. В районе северо-западного Причерноморья в последние годы Кавказской войны шли активные боевые действия против горцев. Возглавлял их казачий генерал П.Д. Бабыч Как отмечает автор, в конце 1859 г. генерал сила-ми своей армии завершил строительство Адагумской крепости и вместе с тем, чтобы не дать горцам возможности нападать на русские войска, почти ежедневно совершал боевые действия против неприятеля. Из этих экспедиций наиболее значительной была экспедиция по освобождению Константиновской крепости. Покинув долину реки Адагум, Павел Денисович двинулся со значительным отрядом через Неберджаевское ущелье, затем по берегу моря к крепости Анапа. К этому времени Анапа представляла собой большой аул, некоторые улицы которого были засеяны просом. Жители этого, равно как и других соседних с ним аулов, при приближении генерала П.Д. Бабыча бежали в горы.
Из воспоминаний Никиты Ивановича Вишневецкого: «Собравшись в горах в большое скопище, они решили воспрепятствовать движению русского отряда к Константиновской крепости. Заняв позицию по хребту Маркотх и выждав приближение русского отряда, горцы стремительно бросились всей своей массой в атаку. Горячий бой закипел на склоне горы. В течение четырех часов не одна сотня буйных черкесских голов пала с плеч и скатилась к подножью крутого хребта. Горцы были совершенно разбиты и с большими потерями отброшены в горы. Путь был свободен, и генерал Бабыч П.Д. двинулся беспрепятственно к Константиновской крепости. Велика была радость гарнизона крепости… Освобожденный гарнизон торжественно встретил генерала Бабыча П.Д. хлебом-солью, солдаты обнимались и целовались друг с другом, и многие на радостях плакали».
Высочайшим приказом от 31 марта 1860 г. город Новороссийск был упразднён, а на его месте к этому времени выросло небольшое Константиновское укрепление. Путешественник в 1861 г. так описывает эту крепость, выросшую на развалинах, а вернее из развалин старого Новороссийска: «Среди зелени лесов и свежего луга белеет Константиновское укрепление, чистенькое, новенькое; из-за тонких стен его глядят крыши и трубы казарменных строений да красуется церковь с новым блестящим куполом. Подле маленького укрепления, занятого двумя ротами Крымского пехотного полка, уже начинается беспорядочно разбрасываться ещё меньший форштадт с избушками под соломенными крышами со стогами хлеба и сена. Отсюда по зелёным холмам протёрты дороги на окрестные возвышенности и в ущелья, из которых одно охраняется каменой башней; более широкая дорога спускает¬ся к самому морю, к длинной казарменной постройке адмиралтейства, да к двум-трём купачьням. Вот и все, что видится теперь на месте Новороссийска, который ещё так недавно был центром всей жизни на Черноморской береговой линии. Быть может на берегу среди травы и кустарника и отыщется какой-либо след недавнего его существования, но не подумаешь, что он тут шумел и красовался; за исключением построек миниатюрной крепости, всё остальное смотрится, как бы первобытной зеленью холмов, до которой не приступал ещё человек ни с топором, ни с плугом» …
Это небольшое исследование по Константиновскому укреплению 1858-1864 года дает все основания для дальнейшего изучения освещаемой проблемы. Хотелось бы подробнее проследить, как использовалась крепость по своему прямому назначению. Сообщения о боевых действиях второй половины XIX века регулярно отражались в средствах массовой информации в газетах «Кавказ», «Русский инвалид», журналах «Русская старина», «Русский архив», «Военный сборник», «Морской сборник». Эти события в неполной мере описаны А.Б. Герасименко и С.А. Санеевым в книге «Новороссийск: от укрепления к губернскому городу».
27 сентября 1866 г. в торжественной обстановке состоялось повторное открытие г. Новороссийска. В соответствии с принятым решением в 1868 г. по распоряжению инженерного управления Кавказского военного округа приступили к разборке крепостных стен и к 1869 году успешно её завершили. Подробные сведения о распределении крепостных объектов и территории для нужд го¬рода можно найти в Новороссийском городском архиве. Подводя итог изложенного, следует отметить, что на последнем этапе Кавказской войны воздвигнутая в 1858 г. на руинах Новороссийского укрепления Константантиновская крепость успешно выполнила свои функции.

Степко, Л. С. Из истории Константиновского укрепления / Л. С. Степко // Исторические записки. Исследования и материалы: сб. науч. Ст. / ГБУК КК «Новороссийский исторический музей-заповедник». – Вып. 7. – Новороссийск, 2011. – 320 с.: ил.

Комментирование закрыто